«Другая жизнь». История режиссера и отца ребенка с аутизмом Аркадия Когана

1_0.jpg

Аркадий Коган. Этого человека можно представить, как режиссера документальных фильмов, лауреата многочисленных кинопремий, бывшего главного режиссера дирекции Первого канала. А можно иначе. Аркадий Коган - отец четверых детей. Одна из дочерей Аркадия имеет диагноз «аутизм». И это приемная дочь.

Летом 2017 года Аркадий Коган прилетел в Белгород из Израиля, где он сейчас живет с семьей, чтобы принять участие в новом проекте Фонда «Выход в Белгороде» «#ПРОЖИЗНЬ».

Накануне благотворительного вечера в ресторане «12 стульев» президент Фонда Наталья Злобина поговорила с режиссером не только о творчестве.  Аркадий ответил на непростые вопросы об аутизме и жизни семьи с этим диагнозом.

2.jpg

Наталья: Добро пожаловать в Белгород. Вы первый раз в нашем городе?

Аркадий: Да, первый раз. Меня привело в Белгород очень хорошее дело – новый проект «#ПРОЖИЗНЬ», который придумал ваш Фонд. А Владислав Кротов, владелец ресторана «12 стульев», поддержал.  Такие встречи в поддержку семей, где растут дети с аутизмом, надо проводить не только для сбора средств. Важно общаться.  Мы все разные, у каждого из нас в голове крутится ворох своих проблем. Но иногда стоит остановиться. И подзарядиться от общения друг с другом.

Наталья: Спасибо большое, будем продолжать в том же духе и надеемся подобные встречи сделать традиционными для жителей Белгорода.  Аркадий, вы сняли более 50-ти документальных и телевизионных фильмов. Ваши работы постоянно показывают на Первом канале. Знаменитый боксер Костя Цзю, Юрии Гагарин, Марина Влади и Владимир Высоцкий -- это герои ваших картин.  Но пока в фильмографии Аркадия Когана нет ни одного фильма про аутизм.

4_0.jpg

Аркадий: Я расскажу интересную историю. В далекие девяностые я собирался снимать игровое кино. Вообще в кино я пришел, чтобы снимать именно игровые фильмы. Поступал во ВГИК к Сергею Соловьеву, к Марлену Хуциеву. Они меня благополучно не приняли. Попал я в документальное совершенно случайно, не собираясь заниматься им долго. Я подумал: «Начну с документального, а там и до игрового недалеко». Но так в нем и «застрял», о чем не жалею. Но после окончания ВГИКа я все еще мечтал снять игровой фильм. Мне даже утвердили сценарий, но… в стране случился дефолт. Это был 1998 год. Кино накрылось «медным тазом», а мой соавтор Светлана Василенко сказала: «Давай снимем по этой идее документальный фильм». Это была история по Фолкнеру про необычного мальчика. Света говорит: «У нас в Капустином Яру живет необычный мальчик – через дорогу от моей мамы». Капустин Яр - место в Астраханской области, где во времена СССР запускали в космос первые ракеты. Там и жил мальчик Алёша. Все его считали местным «дурачком».  На самом деле он был чудесным, необычным и очень добрым ребенком. Когда я начал снимать, я не совсем понимал, в чём его необычность. Он был очень прямолинейный, очень открытый. У него были проблемы с речью, но мыслил он точно и неожиданно. Когда мы шли мимо церкви, я его спрашивал: «Это что?» Он отвечал: «Церковь». «А что там?» «Там Бог», - говорил он. Я только потом понял, спустя много лет, когда у моей второй жены оказался ребенок-аутист, что Алёша был типичным ребёнком с аутизмом. Просто его близкие об этом не знали, как и я тогда. Если бы он жил в других условиях, о нём бы заботились, им бы занимались, жизнь у Лёши могла сложиться совершенно по-другому. Я не верю, что есть места, забытые Богом. В этом моем фильме «Место» я пытался отгадать замысел, соединивший одновременно в одном месте человеческую силу, выводящую на орбиту космические корабли, и кажущуюся слабость. В 2001 году фильм получил национальную премию «Лавр», был признан лучшим короткометражным фильмом года, получил еще множество наград у нас в стране и за рубежом.

Наталья: У вас четверо детей и один из них - аутист. Дочь Соня. Что для вас означает это слово - «аутизм»?

Аркадий: Для меня смысл этого явления один: нам, как родителям, направлено некое послание. Мы должны с этим научится жить и не делать вид, что этого нет. И помогать развиваться и ребенку, и обществу. Дети, которые имеют особенности в развитии, они, как правило, проигрывая в одном, одарены в чем-то другом.  Скажем, Соня наша - ей и в 12 лет речь дается с трудом - потрясающе рисует. Она ярко проявляет себя в любых областях, связанных с творчеством. Соня снимает клипы, создает мультфильмы. Соня высказывается не речью, а искусством.

Наталья: Как изменилась ваша жизнь, когда диагноз пришел в семью?  Мы много говорим о том, что существует жизнь «до» и «после». Как это происходило у вас?

Аркадий: Когда я стал Сониным папой, Соне было пять лет. Я знал маму Сони ещё до ее появления. Мы вместе работали на Первом канале. Потом появилась Соня, потом я узнал, что у Сони аутизм. В три с половиной года ей диагностировали РАС. Все эти годы я смотрел на Женю, маму Сони и видел, как она борется за дочь. А потом, когда мы поженились и стали жить все вместе, для меня это уже не было, как гром среди ясного неба. Я был готов. Я принял Соню со всеми ее особенностями. Это произошло во многом благодаря моему старшему сыну. Он научил меня жить иначе. У него тоже есть особенности восприятия этого мира. И тоже непростой диагноз. Вот этот удар с сыном мне пришлось пережить, как бы с нуля. И что такое слом всех планов на жизнь я прекрасно представляю. У тебя были одни планы, а потом тебе говорят: «Так не будет, будет иначе». А как будет, ты не знаешь. Сначала кажется, что это конец жизни. И спросить не у кого. Постепенно начинаешь вникать и понимаешь, что ты не один. И твоя история не уникальна. И аутизм - это не болезнь. С ним просто надо жить и с этим надо работать. Каждый день - усилия. Но они стоят того. Не вам мне рассказывать об этом.

10-11.jpg

Наталья: Как вам кажется, что в первую очередь должны знать обычные люди о детях и взрослых с аутизмом?

Аркадий: Мне кажется очень важным, в первую очередь, настрой к таким людям. Доброжелательный.  Это такие же люди, как все, просто чуть-чуть другие. И все. Я приведу пример. Мой папа вернулся с фронта без руки и без легкого. И он научился жить без руки, и мы, его семья, привыкли к этому. Он приспособился к жизни и был очень активным человеком. И потом мы этого уже не замечали. Точно так же обычные люди должны научится жить вместе в одно мире с другими людьми. И уметь видеть и понимать самое важное: чувства другого человека.

Наталья: Сегодня, как правило, о своих детях с аутизмом больше рассказывают мамы, чем папы. И на родительских форумах, и в благотворительных организациях преобладают все-таки женские коллективы. А вот папы не столь активны. Почему?

Аркадий: Ну мужчины они вообще более хлипкие создания, чем женщины. (смеётся). А если серьёзно: не все выдерживают такое испытание именно в моральном плане. Мама, как правило, она не бросит своего ребёнка.  Связь ребёнка и матери очень сильная.  А отцы, я думаю, не могут пережить диагноз именно по психологическим причинам чаще. Мое мнение, что когда в семью приходит слово «аутизм», то в первую очередь, надо оказывать психологическую помощь именно родителям, а потом уже ребенку.  

Наталья: Вы уже говорили о том, что в жизни ничего не бывает случайно.  Чему еще по вашему мнению нас, взрослых, учат дети с особенностями? Я могу сказать на своем опыте, что перемены происходят не только с моим ребёнком, но и внутри меня.  Я поняла, что сегодня, я нравлюсь себе гораздо больше, чем в том периоде «до».  Что такого привносят в нашу жизнь особенные дети?

Аркадий: Я отвечу цитатой из одного моего фильма. Я снимал в свое время боксера Костю Цзю. Он в своей спортивной биографии потерпел всего одно поражение на профессиональном ринге. Но это поражение его научило всему.  Костя сказал: «Чтобы подняться - надо упасть». Это касается всего. Любые испытания делают человека, если он не сломался, сильнее.  А это очень серьёзное испытание - растить ребёнка с аутизмом. И родители, проходя это, становятся умнее, мудрее, сильнее. Многие люди живут не задумываясь. Я знаю таких родителей с детьми, которые не признают, что у них ребенок с РАС. Не хотят об этом думать. Так тоже бывает.

Наталья: Вы знаете, что с каждым днем статистика по аутизму в мире растет. Мы сейчас не будем говорить о причинах.  Я хочу спросить о другом. Каждый день мы сталкиваемся с тем, что в новые семьи приходит это слово, этот диагноз. Имея уже личный опыт, что бы вы могли сказать такой семье? Какие бы были первые слова?

Аркадий: Что это не конец. Это только начало. В хорошем смысле. Это начало новой жизни!

3_0.jpg

Наталья: Расскажите, как вы оказались в Израиле и что там вас больше всего поразило в работе с детьми РАС?

Аркадий: Я никогда не собирался жить в Израиле. Мы переехали, в основном из-за Сони. Что меня поразило? Здесь, в России, в Москве, пять почтенных дам на медико-педагогической комиссии предложили отдать нашу дочь не в школу, а в интернат. Они считали, что так будет хорошо для всех. Мы все-таки попали в школу. Прекрасную школу для детей с проблемами в речевом развитии, но в те годы это была единственная школа на всю Москву. Год мы возили дочь по московским пробкам. Два часа в одну сторону, и затем обратно. Но это неправильно. Нам говорили, что жить в Израиле с этим диагнозом лучше. Но мы даже в самых смелых мечтах не рассчитывали на такую поддержку государства, какую получили здесь. Есть продуманная система, и она работает. Начиная с элементарного - школьного автобуса, который забирает нашу дочь утром и привозит вечером домой. Мы не платим за это. Город берёт расходы на себя. Соня пошла в обычную школу, причем у нее не было иврита. Спустя четыре года ребёнок, который с трудом говорил по-русски, сейчас говорит на двух языках.  Дочь учится среди обычных детей. И на каждой перемени все дети общаются. На заключительном концерте в конце года ребята с аутизмом выступают со всеми наравне. Когда мы в Москве пришли к консулу Израиля и сказали, что у нас ребёнок с особенностями, она нас поздравила!!! Мы сначала не поняли - с чем? Потом уже узнали: в Израиле считается, что такой ребёнок в семье, это некий Божий дар, потому что он дает возможность тебе самому стать лучше.  Ты начинаешь больше понимать, видеть, чувствовать. Это действительно так.

 


Прямо сейчас вы можете помочь еще большему числу детей и взрослых с аутизмом в Белгородской области: Сделав пожертвование.

Наши партнеры

avrora.jpgrtrs.pngfokus-pokus.jpgohotnik.jpgbiblio.jpgrts2.jpg